Глава 6. Приостановление и окончание предварительного следствия  

Глава 6. Приостановление и окончание предварительного следствия

Кроме того, необходимо иметь в виду, что прекращение уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим осуществляется по усмотрению следователя с учетом всего комплекса обстоя­тельств совершения преступления, личности виновного, а также выполнения обвиняемым (подоз­реваемым) всех условий, предусмотренных ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ.

Следует также отметить, что в соответствии с ч. 2 ст. 27 УПК РФ прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 25 УПК РФ, не допускается, если подозреваемый или обви­няемый против этого возражает. В таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием(ст. 28 УПК РФ). В соответствии с данной нормой следователь с согласия прокурора вправе прекратить уголов­ное преследование лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 75 УК РФ.

Условиями применения ч. 1 ст. 28 УПК РФ являются, как мы уже рассматривали при коммента­рии ст. 25 и 26 УПК РФ, два обстоятельства: 1) совершение обвиняемым или подозреваемым пре­ступления небольшой или средней тяжести и 2) совершение преступления данным лицом впервые.

Основанием для освобождения лица, совершившего преступление, от уголовной ответственно­сти в соответствии с ч. 1 ст. 75 УК РФ и, следовательно, прекращения уголовного преследования по ч. 1 ст. 28 УПК РФ является деятельное раскаяние виновного, правовая сущность которого состоит в добровольных его позитивных посткриминальных действиях, выражающихся в явке сповинной, способствовании раскрытию преступления, возмещении причиненного ущерба или иным образом заглаживании вреда, причиненного в результате преступления.

Перед следователем может возникнуть вопрос: достаточно ли совершения одного из перечис­ленных в ч. 1 ст. 75 УК РФ действий для констатации деятельного раскаяния или необходима их совокупность? Конечно, в идеале для освобождения от уголовной ответственности лица в связи с деятельным раскаянием и прекращения уголовного преследования по ст. 28 УПК РФ необходимо наличие всех элементов деятельного раскаяния, указанных в законе. Однако на практике такая иде­альная совокупность встречается крайне редко. Практика однозначно складывается в пользу при­знания наличия в действиях лица деятельного раскаяния, когда обвиняемый или подозреваемый мог реально выполнить лишь некоторые действия. Например, лицо, явившееся с повинной, активно оказывало помощь следствию в раскрытии преступления, но средств для возмещения материально­го ущерба у него не имеется. Либо лицо было задержано в момент совершения преступления или сразу после этого, и в период расследования оно способствовало раскрытию преступления и воз­местило причиненный ущерб. Такое положение представляется правильным, поскольку в законода­тельном порядке не закреплено, что все указанные посткриминальные действия лицо, совершившее преступление, должно выполнить в совокупности1.



При этом важное значение имеет не только установление отдельных признаков деятельного рас­каяния, но и их правильное процессуальное закрепление, доказывание, правовая оценка добровольно­сти и своевременности, причин и мотивов такого поведения подозреваемого или обвиняемого.

Одним из признаков деятельного раскаяния, подлежащим процессуальному закреплению, явля­ется явка с повинной. Статья 142 УПК РФ определяет явку с повинной как добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении. Заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Устное заявление принимается и заносится в протокол в порядке, установленном ч. 3 ст. 141 УПК РФ. Целесообразно было бы в протоколе о явке с повинной делать отметку о разъяснении явившемуся с повинной ст. 51 Конституции РФ о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, и ст. 61, 75 УК РФ (об обстоятельствах, смягчающих нака­зание, и освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием).

Под способствованием раскрытию преступления следует понимать действия подозреваемого или обвиняемого, помогающие органам предварительного расследования в установлении обстоя­тельств, подлежащих доказыванию, определенных ст. 73 УПК РФ, т.е. это активные действия лица, совершившего преступление, направленные на содействие следствию в собирании и проверке дока­зательств по расследуемому уголовному делу.



Возмещение причиненного ущерба может осуществляться различными способами: возвращение похищенных денег или имущества; предоставление потерпевшему другой вещи взамен утраченной, поврежденной, равной по стоимости, либо ее денежная компенсация; восстановление поврежден­ного имущества; оказание иной помощи (материальной или физической) в устранении вреда. К иным способам заглаживания вреда, причиненного преступлением, относится заглаживание мо­рального вреда путем, например, извинения (в том числе публичного), опровержения ложных, по-

1 Подробнее см.: Ендольщва А.В. Учет деятельного раскаяния при освооождении от yi оловной огвеа шенности и наказа­
ния. Монография. М.: Российская академия правосудия, 2002. С 23 . ; ;-.,.


Глава 6. Приостановление и окончание предварительного следствия


зорящих потерпевшего сведений; оказание помощи потерпевшему на месте происшествия (напри­мер, при дорожно-транспортном происшествии), оказание помощи в лечении потерпевшего и т.д.

Способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба должны фиксиро­ваться в соответствующих документах как до возбуждения уголовного дела (в соответствующих ра­портах, справках, объяснениях, расписках, подтверждающих возмещение причиненного ущерба и т.д.), так и после возбуждения уголовного дела в протоколах допросов подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, иных следственных действий с участием лица, совершившего преступление (осмотра, выемки, обыска, опознания, проверки показаний на месте, следственного эксперимента, очных ставок и т.д.). Кроме того, может осуществляться процессуальное фиксирование показаний и действий по­дозреваемого или обвиняемого с применением технических средств (звукозапись, видеозапись).

Принимая решение о прекращении уголовного преследования по ч. 1 ст. 28 УПК РФ, следователю необходимо убедиться в добровольности раскаяния подозреваемого или обвиняемого, для чего уяснить:

- самостоятельно ли было принято решение о явке с повинной или это было результатом угово­
ров (угроз);

- явилось ли лицо с повинной сразу же после совершения преступления или спустя продолжи­
тельное время (в последнем случае необходимо выяснить причины);

- сразу же были даны правдивые показания или в обмен на обещание лица, ведущего производст­
во по делу, прекратить дело;

- по собственной инициативе или по предложению лица, ведущего производство по делу, был
возмещен ущерб и др.1.

Доказывание совершения лицом впервые преступления небольшой или средней тяжести осуще­ствляется в соответствии с требованиями ст. 15, 18 УК РФ и заключается в приобщении к материа­лам уголовного дела сведений, достоверно устанавливающих личность человека, совершившего данное преступление.

Часть 2 ст. 28 УПК РФ указывает, что прекращение уголовного преследования по уголовному делу о преступлении иной категории по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 28 УПК РФ, возможно только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ (см. ч. 2 ст. 75 УК РФ).

В примечаниях к этим статьям указываются конкретные, в основном не предусмотренные ч. 1 ст. 75 УК РФ позитивные действия, в случае совершения которых лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности. Условия освобождения от уголовной ответственности в связи с дея­тельным раскаянием применительно к каждому такому преступлению имеют свои особенности. Поэтому, по мнению многих авторов, требование законодателя в ч. 2 ст. 75 УК РФ о соблюдении условий, предусмотренных ч. 1 ст. 75 УК РФ, лицом, совершившим преступления иной категории, при освобождении от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных Особенной частью УК РФ, сформулировано неудачно.

Кроме того, в этих примечаниях законодатель не уполномочивает, а обязывает освободить лицо от уголовной ответственности, если око выполнит все те условия, которые там указаны.

Таким образом, специальные основания освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, предусмотренные примечаниями к соответствующим статьям Особенной части УК РФ, являются автономными и их установление само по себе достаточно для принятия ре­шения о прекращении уголовного преследования в порядке ч. 2 ст. 28 УПК РФ.

Особенность доказывания деятельного раскаяния в этих специальных случаях состоит в уста­новлении и проверке в соответствии с положениями УПК РФ выполнения лицом этих действий, т.е. требований, перечисленных в примечании к соответствующей статье Особенной части УК РФ. При этом важно доказать добровольность, своевременность совершенных подозреваемым или обвиняе­мым действий, установить достоверность определенных обстоятельств. Критериями правовой оценки таких действий и обстоятельств могут быть: наличие у лица свободы выбора поведения, подтверждение показаний лица объективными факторами и поступками и т.д.3.

Согласно ч. 3 ст. 28 УПК РФ до прекращения уголовного преследования лицу должны быть разъяснены основания его прекращения в соответствии с ч. 1 и 2 данной нормы и право возражать против прекращения уголовного преследования.

Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 28 УПК РФ, не допускается, если лицо, в отношении которого прекращается уголовное преследование, против это­го возражает. В данном случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке (ч. 4 ст. 28, а также ч. 2 ст. 27 УПК РФ).

' См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Расширенный уголовно-правовой анализ / Под общ ред. В.В. Мозякова. — М.: Экзамен, 2002. — С. 131.

2 См.: Савкин А.В. Деятельное раскаяние в преступлении: правовые и криминалистические проблемы.: Автореф. дисс. XXI юрид. н. М.: ВНИИ МВД России, 2002. — С. 42.


Глава 6. Приостановление и окончание предварительного следствия

Представляется необходимым обратить внимание практических работников на следующее об­стоятельство. В новом УПК РФ в ст. 24-28 предусмотрены основания и порядок прекращения уго­ловного дела и уголовного преследования. В ст. 28 УПК РФ указывается только о прекращении уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. Но понятие прекращения уголовного преследования несколько отличается от понятия прекращения уголовного дела. Отличие это за­ключается в том, что прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования (см. ч. 3 ст. 24 УПК РФ). В случае прекращения уголовного преследова­ния в отношении отдельного лица по групповому уголовному делу все дело не прекращается, и в отношении других лиц оно расследуется в обычном порядке. Кроме того, при прекращении уго­ловного преследования в отношении конкретного лица по ч. 2 ст. 28 УПК РФ указанный субъект в силу специфики оснований, содержащихся в примечаниях соответствующих статей Особенной час­ти УК РФ, может перейти в иной процессуальный статус (например, свидетеля, для оказания со­действия в раскрытии и расследовании преступления). Поэтому в данном случае прекращение уго­ловного преследования может не сопровождаться прекращением уголовного дела1.

Если же по уголовному делу подозревается или обвиняется одно лицо, то в случае прекращения уголовного преследования в отношении его в связи с деятельным раскаянием (особенно в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 28 УПК РФ) должно быть прекращено и уголовное дело в целом.

Однако в УПК РФ этого не предусмотрено. Поэтому было бы целесообразным дополнить ст. 27 УПК РФ частью 5 следующего содержания: «Прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого означает и прекращение уголовного дела в целом, если по данному делу нет других соучастников преступления», а также дополнить название и текст ст. 28 УПК РФ словами «и прекращении уголовного дела»2.

Основания прекращения уголовного преследования (ст. 27 УПК РФ). Раскрывая содержание ст. 24, 25,28 УПК РФ, представляется целесообразным обратиться к положениям ст. 27 УПК РФ.

Часть 1 ст. 27 УПК РФ говорит о том, что уголовное преследование в отношении подозреваемо­го или обвиняемого прекращается по следующим основаниям:

1. Непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления. В УПК
РСФСР 1960 г. весьма сходное основание прекращения уголовного дела содержалось в п. 2 ч. 1
ст. 208. Оно было сформулировано следующим образом: уголовное дело прекращается при недока­
занности участия обвиняемого в совершении преступления, если исчерпаны все возможности для
собирания дополнительных доказательств. Такой вывод позволяет сделать закрепленный в ст. 49
Конституции.РФ принцип презумпции невиновности, поскольку недоказанная виновность тожде­
ственна доказанной невиновности, т.е. непричастности к совершению преступления.

Правомерность применения п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ определяется следующими условиями:

- доказанность события и состава преступления (поскольку достоверно не установлено событие
преступления или отсутствует хотя бы один элемент состава преступления, исключается поста­
новка и разрешение вопроса о виновности конкретного лица. В противном случае требует при­
менения соответственно п. 1 или п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ);

- имеются доказательства непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению пре­
ступления (например, подтвержденное объективными обстоятельствами его алиби и т.д.), или
исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств виновности данного
лица в совершении преступления (не с субъективной точки зрения следователя, а в силу объек­
тивной невозможности восполнения доказательственного материала).

Принятие решения о прекращении уголовного преследования в связи с непричастностью подоз­реваемого или обвиняемого к совершению преступления не означает прекращения всего производ­ства по уголовному делу (см. ч. 4 ст. 27 УПК РФ). Предварительное следствие необходимо продол­жать до полного установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу. Если же лицо, совершившее преступление, так и не обнаружено, то по истечении срока предварительного следствия возникает необходимость приостановить производство по делу по п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Напомним, что в соответствии с ч. 2 ст. 212 УПК РФ в случае прекращения уголовного пресле­дования по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, следователь или прокурор при­нимает предусмотренные главой 18 УПК РФ меры по реабилитации лица.

2. Уголовное преследование прекращается в связи с прекращением уголовного дела по основа­
ниям, предусмотренным пунктами 1-6 части первой ст. 24 УПК РФ. Этот пункт фактически дуб-

■ 'См.: Виноградова ОБ. Нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела и уюловною преследования (по материалам проекта УПК РФ Российской Федерации) //Российский следователь, 2001, №9. — С. 9-Ю. 2 См.: Саекин А.В. Указ. соч. — С. 43.


Глава б. Приостановление и окончание предварительного следствия

.тирует ч. 3 ст. 24 УПК РФ, в которой указывается, что прекращение уголовного дела влечет за со­
бой одновременно прекращение уголовного преследования. ..........

3. Уголовное преследование прекращается вследствие акта об амнистии. Амнистия— это
нормативный акт высшего органа государственной власти, который освобождает от уголовной от­
ветственности или отбывания наказания (полностью или частично) лиц, совершивших определен­
ные виды преступлений, а также предусматривает замену назначенного судом наказания более
мягким, снятие судимости. Право издания федеральных актов об амнистий в отношении индивиду­
ально неопределенного круга лиц предоставлено Государственной Думе Федерального Собрания
Российской Федерации (п. «е» ч. 1 ст. 103 Конституции РФ и ч. 1 ст. 84 УК РФ).

Акт об амнистии может касаться какой-либо одной или нескольких категорий лиц по различным признакам: полу (к примеру, женщин), возрасту (несовершеннолетних, лиц старше определенного воз­раста и т.п.), состоянию здоровья (инвалидов), определенному виду преступлений (неосторожные) и т.д.

Согласно ч. 2 ст. 27 УПК РФ прекращение уголовного преследования по основанию, указанно­му в п. 3 ч. 1 данной статьи (вследствие акта об амнистии), не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает. В таком случае производство по уголовному делу про­должается в обычном порядке.

4. Уголовное преследование прекращается при наличии в отношении подозреваемого ши обви­
няемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или
постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению.

Согласно ч. 1 ст. 50 Конституции РФ никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. В ст. 6 УК РФ этот конституционный принцип справедливости воспроизведен в сле­дующей редакции: никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же пре­ступление. Следовательно, одно и то же лицо неоднократно не может привлекаться к уголовной от­ветственности за одно и то же преступление, независимо от того, было ли оно ранее за это осуждено, оправдано или же дело в отношении него прекращено судом. Данное правило примени­мо и к деяниям, совершенным в других государствах (см. ст. 12 УК РФ).

Тем не менее уголовно-процессуальный закон предусматривает, что в случае отмены приговора, определения или постановления суда ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (см. ст. 413 УПК РФ) или же когда приговор, определение или постановление суда отменены в порядке надзора см. ст. 409 УПК РФ), преступление, ранее вмененное лицу, может быть предметом расследования.

Непременным условием прекращения уголовного преследования в связи с наличием вступив­шего в законную силу приговора, определения или постановления суда является их вынесение в отношении данного лица. Поэтому если в совершении преступления принимали участие иные лица, которые не привлекались к уголовной ответственности, то наличие решений суда не служит осно­ванием для прекращения уголовного преследования в отношении этих лиц.

5. Уголовное преследование прекращается при наличии в отношении подозреваемого или обви­
няемого неотмененного постановления органа Сознания, следователя или прокурора о прекращении
уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела.

Если в установленном порядке постановление о прекращении уголовного дела (видимо, необ­ходимо было бы добавить и «о прекращении уголовного преследования») не отменено, следова­тель, как и орган дознания, и прокурор, не может привлечь вновь данное лицо за то же преступле­ние к уголовной ответственности. Вместе с тем в соответствии с ч. 1 ст. 214 УПК РФ прокурор, признав постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, отменяет его и возобновляет производство по уголовному делу.

Для прекращения уголовного преследования по рассматриваемому основанию необходимо, чтобы соответствующее постановление относилось к лицу, деяние которого расследуется в ходе нового производства. Постановление должно касаться того же обвинения.

6. Уголовное преследование прекращается в связи с отказом Государственной Думы Федераль­
ного Собрания РФ в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента РФ, прекративше­
го исполнение своих полномочий, и (или) отказом Совета Федерации в лишении неприкосновенно­
сти данного лица. Часть 8 ст. 448 УПК РФ предусматривает порядок возбуждения уголовного дела
в отношении Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий. В данной норме со­
держится положение, идентичное п. 8 ч. 1 ст. 27 УПК РФ о прекращении уголовного преследования
в отношении Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий.

Рассматривая ст. 27 УПК РФ, следует отметить, что в соответствии с ее частью 4 в случаях, предусмотренных этой статьей, допускается прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого без прекращения уголовного дела. Представляется, что безоговороч­но с этим положением можно согласиться применительно к п. 1 ч. 1 данной нормы, где, как мы уже

.121


Глава 6. Приостановление и окончание предварительного следствия

отмечали, уголовное дело в связи с прекращением уголовного преследования по причине установ­ления непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления действитель­но не прекращается, а его производство продолжается до установления виновного лица и по окон­чании срока следствия приостанавливается по п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.. В отношении остальных случаев прекращения уголовного преследования, указанных в ч. 1 ст. 27 УПК РФ, следует отме­тить, что уголовное дело при этом не прекращается лишь в случаях, когда преступление совершено в соучастии и в отношении других соучастников нет оснований, предусмотренных ст. 24-28 УПК РФ, для прекращения уголовного дела или уголовного преследования (см. ч. 5 ст. 213 УПК РФ).

Прекращение уголовного дела при производстве о применении принудительных мер медицинско­го характера, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вре­да (п. 1 ч. 1 ст. 439 УПК РФ), предоставляет следователю возможность по окончании предвари­тельного следствия прекратить дело производством по основаниям, предусмотренным ст. 24 и 27 УПК РФ, а также в случаях, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного суще­ственного вреда.

Второй вариант предписывает следователю прекратить дело, когда лицо вследствие характера совершенного деяния и своего психического расстройства не представляет опасности, во-первых, для себя, во-вторых, для других, а также когда эти обстоятельства не связаны с возможностью при­чинения им иного существенного вреда. Совокупность этих показателей оценивается следователем и становится основанием вынесения постановления о прекращении уголовного дела.

Говоря о характере совершенного деяния, необходимо оценивать способ и мотивы совершенно­го преступления, форму вины, квалифицирующие признаки, социальную значимость, роль данного лица, если преступление совершено в соучастии, и т.д. Виды, формы психических расстройств де­тально описаны в судебно-психиатрической литературе.

Если характер совершенного деяния и психическое расстройство лица, совершившего преступ­ление, позволяют сделать вывод, изложенный в п. 1 ч. 1 ст. 439, такое лицо не нуждается в приме­нении к нему принудительных мер медицинского характера, назначаемых судом. Тем не менее сле­дователь, прекративший уголовное дело по рассматриваемому основанию, обязан сообщить о таком лице местным органам здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направле­нии в психоневрологические учреждения социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством о здравоохранении1.

Прекртцение уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия (ст. 427 УПК РФ). Данной нормой предусмотрен порядок прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего обвиняемого с применением к нему судом при­нудительной меры воспитательного воздействия, предусмотренной ч. 2 ст. 90 УК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 427 УПК РФ в отношении несовершеннолетнего, совершившего впер­вые преступление небольшой или средней тяжести, следователь с согласия прокурора вправе выне­сти постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатай­ства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия. Данное постановление вместе с уголовным делом направляется прокурором в суд.

Применение данной нормы не требует активных посткриминальных действий несовершеннолет­него. Поэтому, если материалами дела будет установлено, что отсутствуют основания, позволяющие прекратить уголовное дело в отношении несовершеннолетнего по ст. 25, 28 УПК РФ, правопримени­телю предоставляется еще один шанс для исправления несовершеннолетнего без реализации мер уго­ловного наказания, но с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

В случаях отмены судом постановления о прекращении уголовного преследования с примене­нием принудительной меры воспитательного воздействия (если несовершеннолетний систематиче­ски не выполняет требований, предусмотренных принудительной мерой воспитательного воздейст­вия, и об этом ходатайствует специализированное учреждение для несовершеннолетних, осуществляющее за ним контроль), материалы уголовного дела направляются прокурору. Даль­нейшее производство по данному уголовному делу продолжается в порядке, установленном частью второй УПК РФ.

Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 427 УПК РФ, не допускается, если несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый или его законный представи­тель против этого возражают (ч. 6 ст. 427 УПК РФ).

' См.: Основы законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан» // Ведомости Верховного Совета РФ. 1993, №33. Ст. 1318; Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1998 года// Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992, № 33. Ст. 1913; 1998, № 30. Ст. 3613.


Глава 6. Приостановление и окончание предварительного следствия


Процессуальный порядок прекращения уголовного дела и уголовного преследования

Итак, уголовно-процессуальный закон предусматривает в качестве одного из видов окончания предварительного следствия прекращение уголовного дела. Следователь вправе принять решение о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в рамках своей компетенции. В ряде случаев возможность прекращения уголовного дела или уголовного преследования законодатель связывает с согласием прокурора (см. ст. 25, 26, 28, 427 УПК РФ). Согласие прокурора должно быть надлежащим образом юридически оформлено в виде письменной резолюции на постановле­нии о прекращении уголовного дела. С этого момента возникают все правовые последствия приня­того процессуального решения.

Решение о прекращении уголовного дела должно быть принято в течение сроков, установлен­ных для производства предварительного следствия (см. ст. 162 УПК РФ). При этом должны быть соблюдены права и законные интересы участников процесса и иных лиц (см. ч. 4 ст. 213 УПК РФ) путем: 1) вручения либо направления копии постановления о прекращении уголовного дела лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику; 2) разъяснения потерпевшему и гражданскому истцу права на предъявле­ние иска в порядке гражданского судопроизводства, если уголовное дело прекращается по основа­ниям, предусмотренным п. 2-6 ч. 1 ст. 24; ст. 25; п. 2-7 ч. 1 ст. 27 и ст. 28 УПК РФ. Кроме того, должно быть обеспечено право на обжалование принятого решения в соответствии с ч. 1 ст. 19, ст. 123 УПК РФ путем разъяснения порядка обжалования постановления о прекращении уголовно­го дела, предусмотренного ст. 124,125 УПК РФ.

Решение следователя о прекращении уголовного дела оформляется мотивированным постанов­лением, копия которого направляется прокурору (см. ч. 1 ст. 213 УПК РФ). Постановление состоит из трех частей: вводной, описательной и резолютивной. В ч. 2 ст. 213 УПК РФ указаны те положе­ния и моменты, которые должны быть в постановлении.

Во вводной части указываются дата и место вынесения постановления, должность, фамилия, инициалы лица, его вынесшего (см. п. 1, 2 ч. 2 ст. 213 УПК РФ). Кроме того, представляется, что здесь должны быть указаны номер уголовного дела, а также, как это предусмотрено в п. 3, 4 ч. 2 ст. 213 УПК РФ, обстоятельства, послужившие поводом и основанием для возбуждения уголовного дела: пункт, часть, статья УК РФ, предусматривающие преступление, по признакам которого было возбуждено уголовное дело.

В описательной части излагаются результаты предварительного следствия с указанием данных о лицах, в отношении которых осуществлялось уголовное преследование, применявшиеся меры пресечения (см. п. 5,6 ч. 2 ст. 213 УПК РФ). Представляется, хотя это не предписано законодателем в рассматриваемой уголовно-процессуальной норме, что в данной части постановления должны быть указаны основания прекращения уголовного дела, желательно, на наш взгляд, дать ссылки на соответствующие листы дела, где имеются тому доказательства (например, протокол о явке с по­винной; расписка потерпевшего или протокол его допроса со сведениями, что ему возмещен подоз­реваемым или обвиняемым причиненный ущерб; процессуальные акты, отражающие участие по­дозреваемого или обвиняемого в раскрытии и расследовании преступления; протокол о мировом соглашении потерпевшего и подозреваемого (обвиняемого) и заглаживании данным лицом причи­ненного потерпевшему вреда и т.д.).

Резолютивная часть постановления фиксирует собственно решение следователя о прекращении уголовного дела. В соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 213 У ПК РФ указываются пункт, часть, статья УПК РФ, на основании которых прекращаются уголовное дело и (или) уголовное преследование. Если в ходе предварительного следствия применялись меры пресечения, то возникает необходимость ре­шить вопрос об их отмене. Такое же решение принимается в случае применения наложения ареста на имущество, корреспонденцию, временного отстранения от должности, контроля и записи пере­говоров (см. п. 8 ч. 2 ст. 213 УПК РФ).

Согласно п. 9 ч. 2 ст. 213 УПК РФ постановлением должен быть разрешен вопрос о веществен­ных доказательствах, в отношении которых следует указать конкретные распорядительные меры (например, орудия преступления и вещи, запрещенные к обращению, передаются в соответствую­щие учреждения или уничтожаются; остальные вещи выдаются законным владельцам, а при неус­тановлении последних переходят в собственность государства. В случае спора о принадлежности этих вещей он подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства; документы, яв­ляющиеся вещественными доказательствами, остаются при деле в течение всего срока хранения последнего или передаются заинтересованным учреждениям или гражданам). Следует напомнить, что вещественные доказательства или иное имущество, подлежащее возвращению владельцам, вы­даются им в натуре под расписку, которая подшивается в уголовное дело.

Т




Глава 6. Приостановление и окончание предварительного следствия

- . Кроме того, в постановлении о прекращении уголовного дела должна быть запись о том, что на­стоящее постановление может быть обжаловано прокурору и в суд в порядке, установленном гл. 16 УПКРФ.

: В соответствии с ч. 3 ст. 213 УПК РФ в случаях, когда прекращение уголовного дела допускается только с согласия обвиняемого (п. 3 и 6 ч. 1 ст. 24, ст. 25, 28, а также п. 3, 6 и 7 ст. 27 УПК РФ) или по­терпевшего (ст. 25 УПК РФ), наличие такого согласия отражается в постановлении. В данном процессу­альном акте должна быть запись о том, что обвиняемый (подозреваемый) такой-то, а в необходимых случаях и потерпевший не возражают против прекращения уголовного дела (уголовного преследования) ло основанию, предусмотренному таким-то пунктом, такой-то части такой-то статьи УПК РФ. Данное положение должно быть закреплено подписью обвиняемого (подозреваемого), потерпевшего.

Согласно ч. 5 ст. 213 УПК РФ, если основания прекращения уголовного преследования отно­сятся не ко всем подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу, то следователь в соответст­вии со ст. 27 УПК РФ выносит постановление о прекращении уголовного преследования в отноше­нии конкретного лица. При этом производство по уголовному делу продолжается.

Возобновление производства попрекращенному уголовному делу

В соответствии со ст. 214 УПК РФ прокурор, признав постановление следователя о прекраще­нии уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, отменяет его и возобновляет производство по уголовному делу.

На практике можно встретить следующие случаи несоблюдения требований о законности и обоснованности:

- прекращение уголовных дел по основаниям, не предусмотренным законом;

- неправильное установление основания для прекращения уголовного дела; ,

- прекращение уголовного дела без учета всех обстоятельств, которые должны быть приняты во
внимание;

- включение в мотивировку постановления ссылок на несколько статей (пунктов) закона, преду­
сматривающих несовместимые основания для прекращения уголовного дела;

- нарушение положений закона, охраняющих права и законные интересы потерпевшего и лица, в
отношении которого уголовное дело прекращено.

Законность представляет точное соответствие нормам законодательства как самого процессу­ального акта, так и деятельности следователя, прокурора, а также органов дознания, предшествую­щей его принятию.

Таким образом, основаниями возобновления прекращенного уголовного дела служат допущен­ные следователями нарушения при производстве и окончании предварительного следствия, кото­рые привели к вынесению незаконного и необоснованного решения о прекращении дела.

Возобноытение производства по ранее прекращенному уголовному делу возможно в соответст­вии со ст. 413 и 414 УПК РФ, но лишь в том случае, если не истекли сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности (ч. 3 ст. 214 УПК РФ, см. также ст. 78 УК РФ).

Принимая решение об отмене постановления следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, прокурор определяет, в какой орган дело направляется для дополни­тельного расследования, какие процессуальные действия необходимо выполнить. В соответствии с ч. 6 ст. 162 УПК РФ при этом прокурором может быть установлен дополнительный срок следствия, который не может превышать одного месяца со дня поступления данного уголовного дела к следо­вателю. Дальнейшее продление срока предварительного следствия производится на общих основа­ниях в порядке, установленном ст. 162 УПК РФ.

Решение о возобновлении производства по уголовному делу доводится до сведения обвиняемо­го, его защитника, потерпевшего, его представителя, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей (см.ч. 4 ст. 214, ч. 3 ст. 211 УПК РФ).

§3. Окончание предварительного следствия с обвинительнымзаключением

Окончание предварительного следствия составлением обвинительного заключения

Признав, что все следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказа­тельства достаточны для составления обвинительного заключения, следователь уведомляет об этом обвиняемого и разъясняет ему право на ознакомление со всеми материалами уголовного дела как лично, так и с помощью защитника, законного представителя, о чем составляет протокол в соответ­ствии со ст. 166 и 167 УПК РФ.

Таким образом, в основу принятия решения об окончании предварительного следствия и состав­лении обвинительного заключения положен объективно-субъективный критерий. Это означает, что


_ Глава 6. Приостановление и окончание предварительного следствия

решение об окончании следствия принимает следователь на основе принципа свободы оценки доказа­тельств (ст. 17 УПК РФ) по своему внутреннему убеждению. Однако его субъективная оценка окон­чания следствия не является произвольной, она основывается на следующих объективных признаках: выполнении всех следственных действий по делу и достаточности собранных доказательств для со­ставления обвинительного заключения. Достаточность собранных доказательств для составления об­винительного заключения, в свою очередь, означает и достаточность именно обвинительных доказа­тельств для дальнейшего движения дела прокурору, в суд, и в конечном итоге завершения уголовного судопроизводства обвинительным приговором. Принцип достаточности доказательств не означает, что следователь обязан произвести по каждому делу абсолютно все возможные следственные дейст­вия. Он обязан произвести те следственные действия, которые необходимы для проверки версий за­щиты и собирания достаточности доказательств виновности обвиняемого. На практике следователи часто теряют время впустую по групповым делам, увлекаясь для подстраховки многочисленными и ничего не значащими очными ставками. Признавая предварительное следствие оконченным, следова­тель должен исходить прежде всего из требований, изложенных в ч. 2 ст. 14 УПК РФ. Там содержится принципиально важное положение, которое условно можно назвать основой доказывания по каждому делу: «Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения». К тому же, если взглянуть на определяемый законом предмет доказывания (ст. 73 УПК РФ), то вполне можно констатировать, что закон, как и прежде, требует от следователя всесторонности, полноты и объективности исследования всех обстоятельств дела. Хотя напрямую эти принципы упоминаются фрагментарно и отрывочно: о полноте и объектив­ности говорится в ч. 4 ст. 152 УПК РФ, о всесторонности и объективности — в ч. 2 ст. 154 УПК РФ. Тем не менее в современном уголовном судопроизводстве от следователя невозможно добиваться ус­тановления так называемой объективной истины. Невозможно установить все обстоятельства, все де­тали преступления ретроспективно, а если бы теоретически и было возможно, то это уже было бы другое преступление. Каждое преступление как объективное явление неповторимо, как бы оно ни было похожим на другое преступление. Поэтому следователь осуществляет уголовное преследование до направления дела с обвинительным заключением прокурору в рамках обеспечения всесторонно­сти, полноты и объективности ставших известными ему обстоятельств и версий из различных источ-' ников, особого внимания требует проверка версий защиты. Если эти версии содержат в себе доводы о непричастности обвиняемого к совершению преступления, его невиновности либо об иных обстоя­тельствах, исключающих преступность и наказуемость деяния, то все эти доводы Должны быть над­лежаще проверены, и только при полном убеждении следователя, что они опровергнуты, а доказа­тельств обвинения достаточно для рассмотрения дела в суде, он может принять решение об окончании следствия и составлении обвинительного заключения.

При окончании следствия с обвинительным заключением следователь должен располагать'со­вокупностью доказательств. Последнее— не количественная, а качественная категория. Совокуп­ность доказательств представляет собой систему, когда: доказательства внутренне логически взаи­мосвязаны, не противоречат друг другу и исключают иное объяснение события. Приходя к выводу об окончании следствия, следователь должен прийти к убеждению о наличии в деле уголовно-судебной достоверности собранных доказательств. В свое время СВ. Познышев дал четкое понятие уголовно-судебной достоверности. «Уголовно-судебная достоверность есть такая высокая степень вероятности, при которой известное решение подкрепляется твердо установленными фактами при отсутствии фактов, ему противоречащих или указывающих на недостаточную обеледованность де­ла и недостаточность собранных доказательств»1. Безусловно, следователь принимает решение с максимальной степенью вероятности, на основе твердо установленных фактов и при отсутствии иных фактов, им противоречащих (вернее — опровергнутых, если таковые имеются), к тому же при наличии достаточности собранных доказательств.

Составление следователем протокола уведомления об окончании следственных действий озна­чает юридическое оформление окончания производства следственных действий и переход к этапу ознакомления участников уголовного судопроизводства с материалами уголовного дела.

Помимо обвиняемого, следователь уведомляет об окончании следственных действий защитни­ка, законного представителя обвиняемого, если они участвуют в уголовном деле, а также потер­певшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей.

На этапе окончания предварительного следствия, который носит сложный и комплексный ха­рактер, очень важное значение имеет планирование следователем своей работы прежде всего по причине ограниченности процессуальных сроков. Следователь обязан рассчитать и запланировать сроки ознакомления с материалами дела участников уголовного судопроизводства со стороны как





1 Птнышгв СВ. Уголовный процесс. М., 191.1 Г 182




Глава 6. Приостановление и окончание предварительного следствия___________________________________________________

защиты, так и обвинения. В обязанность следователя входит отложение ознакомления с делом на срок не более 5 суток при неявке по уважительным причинам защитника, законного представителя обвиняемого или представителя потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

Следователь по объемным и групповым делам всегда должен быть готов к сложности и временны м затратам при выполнении процессуальных действий, предусмотренных ч. 4 ст. 215 УПК РФ. Здесь речь идет исключительно об обвиняемом и его защитнике. Несмотря на равенство участников уго­ловного судопроизводства со стороны защиты и обвинения, обвиняемый все же является центральной фигурой на досудебном производстве вследствие специфичности его процессуального положения. Какими бы крайне неблагоприятными ни были последствия совершенного преступления для других участников процесса, только обвиняемому грозит осуждение и уголовное наказание. В отношении обвиняемого, с одной стороны, по убеждению следователя, уже собраны достаточные доказательства его виновности, с другой стороны, эти доказательства еще требуется проверить с помощью наиболее совершенной процессуальной процедуры, присущей только судебному разбирательству. На это спе­цифическое положение обвиняемого указывали в свое время А.Д. Черкасов и Н.А. Громов1. Как раз эта специфичность процессуального положения обвиняемого, превращающая его в центральную фи­гуру уголовного судопроизводства, и обусловливает особое отношение к вопросам обеспечения его права на защиту. По этой причине законодатель и вводит усложненные процедуры рбеспечения права на ознакомление с материалами уголовного дела в упомянутой ч. 4 ст. 215 УПК РФ. В случае невоз­можности избранного обвиняемым защитника явиться для ознакомления с материалами уголовного дела следователь по истечении 5 суток вправе предложить обвиняемому избрать другого защитника или при наличии ходатайства обвиняемого принимает меры для явки другого защитника. Из смысла ч. 3 ст. 50 УПК РФ вытекает, что для явки другого приглашенного обвиняемым защитника также тре­буется время не более 5 суток. В иных случаях, если обвиняемый не отказывается от защитника в по­рядке, предусмотренном ст. 52 УПК РФ, следователь принимает меры для явки защитника по назна­чению. В случае отказа обвиняемого от назначенного защитника следователь предъявляет обвиняемому материалы уголовного дела для ознакомления без участия защитника. Однако если в соответствии со ст. 51 УПК РФ участие защитника в деле является обязательным, то следователь обеспечивает участие защитника по назначению.

Действующий УПК РФ несколько облегчил работу следователя при окончании следствия, когда обвиняемый не содержится под стражей (ч. 5 ст. 215 УПК РФ). При неявке обвиняемого для озна­комления с материалами уголовного дела без уважительных причин либо если он иным образом уклоняется от ознакомления с делом, Следователь по истечении 5 суток со дня объявления об окон­чании следственных действий либо со дня окончания ознакомления с материалами дела иных уча­стников уголовного судопроизводства составляет обвинительное заключение и направляет мате­риалы уголовного дела прокурору.

В этих случаях необходима добросовестность следователя, надлежащий процессуальный ве­домственный контроль и прокурорский надзор. Недопустимо, чтобы эти процессуальные правила применялись для ускоренного ради отчетности завершения следствия в нарушение права на защиту либо прикрывали собой факты, когда обвиняемый не просто уклоняется от ознакомления с мате­риалами уголовного дела, а фактически скрывается. Поэтому целесообразно в каждом следствен­ном подразделении отработать систему проверки фактов на предмет того, действительно ли обви­няемый не желает знакомиться с делом и по этой причине не является к следователю или иным образом уклоняется от явки, либо обвиняемый скрывается от следствия. Все эти разновидности по­ведения обвиняемых влекут за собой совершенно разные процессуальные последствия.

Выполнение требований ст. 216 УПК РФ производится в том же порядке, который существовал и ранее. Ознакомление проводится в порядке, установленном ст. 217 УПК РФ, т.е. в процессуаль­ном режиме ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемого и его защитника.

Последние осуществляют ознакомление с материалами уголовного дела после выполнения требо­ваний ст. 216 УПК РФ. Следователь предъявляет обвиняемому и его защитнику подшитые и прону­мерованные материалы уголовного дела, за исключением случаев, когда в порядке, предусмотренном ч. 9 ст. 166 УПК РФ принято решение о неразглашении данных о потерпевшем, его представителе или свидетеле в целях обеспечения их безопасности. В этих случаях обвиняемый и его защитник знако­мятся только с содержанием показаний этих лиц или иных проводимых с ними следственных дейст­вий. Для ознакомления предъявляются также вещественные доказательства. Если поступила просьба обвиняемого или его защитника, то предъявляются также фотографии, материалы аудио- и (или) ви­деозаписи, киносъемки и иные приложения к протоколам следственных действий.

По общему правилу, ознакомление обвиняемого и его защитника должно проводиться совмест­но, в противном случае возникает сомнение в качестве оказываемой обвиняемому юридической

1 О допросе обвиняемого с позиций презумпции невиновности//Государство и право 1ВД5 № 12 С. 156


Глава 6. Приостановление и окончание предварительного следствия


помощи, которое опровержимо лишь ходатайствами как обвиняемого, так и защитника о предос­тавлении возможности раздельного ознакомления с материалами уголовного дела. В практике Вер­ховного Суда РФ и судов субъектов Федерации есть немало приговоров, отмененных лишь по при­чинам раздельного ознакомления с делом обвиняемого и защитника при отсутствии ходатайств на это, судами это расценивается как нарушение права на защиту.

При наличии у обвиняемого нескольких приглашенных защитников достаточно совместного ознакомления обвиняемого с делом с одним из приглашенных защитников, остальным защитникам, конечно, также должны быть предоставлены материалы дела для ознакомления, но они вправе зна­комиться с ними раздельно. Такой же позиции начинает придерживаться и судебная практика. Иной вопрос, когда для так называемого ускорения окончания следствия обвиняемому для совме­стного ознакомления вместо приглашенного защитника навязывается защитник по назначению. Та­кие случаи следует расценивать как нарушение права на защиту.

При наличии в деле нескольких обвиняемых последовательность предоставления им и их за­щитникам материалов уголовного дела устанавливается следователем. Однако эти свои полномо­чия следователю следует использовать разумно в интересах прежде всего соблюдения прав всех обвиняемых на защиту и минимизации затрат времени на окончание следствия. Лучший способ для этого — контактность следователя, доброжелательность, умение координировать процессуальные действия по времени со своими процессуальными оппонентами. Вместе с тем вовсе недопустима и мягкотелость, пассивность следователя. Вряд ли кто примет во внимание оговорки следователя по поводу нарушения им процессуальных сроков вследствие его перегруженности. Поэтому и от за­щитников иногда надо требовать планирования своей работы, выбора приоритетов при осуществ­лении своих процессуальных функций, а в необходимых случаях и реагировать по поводу волоки­ты, иногда допускаемой на этапе окончания предварительного следствия.

Следователь должен прогнозировать выполнение завершающих процессуальных действий, свя^ занных с окончанием предварительного следствия, особенно по объемным многотомным делам. Он не вправе ограничивать участников процесса при ознакомлении с делом во времени, имея в виду, что норма, содержавшаяся в старом процессуальном законодательстве, позволявшая постановлени­ем, утвержденным прокурором, ограничивать обвиняемого и его защитника с ознакомлением с ма­териалами дела по времени, ныне не действует.

В ч. 2 ст. 217 УПК РФ сказано, что в процессе ознакомления с материалами уголовного дела, состоящего из нескольких томов, обвиняемый и его защитник вправе повторно обращаться к лю­бому из томов уголовного дела, а также выписывать любые сведения и в любом объеме, снимать копии с документов, в том числе с помощью технических средств. Применение технических средств при ознакомлении с материалами уголовного дела значительно ускоряет выполнение этих процессуальных действий.

На руки обвиняемому и его защитнику выдаются не все копии документов. Копии документов и выписки из уголовного дела, в котором содержатся сведения, составляющие государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, хранятся при уголовном деле и предоставляются обвиняемому и его защитнику во время судебного разбирательства.

Требования закона о запрете на ограничение обвиняемого и его защитника во времени, необхо­димом им для ознакомления с материалами уголовного Дела, не должны приводить к освобожде­нию из-под стражи опасных преступников, что влечет затем самые негативные последствия: воло­киту, растягиваемую на многие месяцы, приостановление следствия из-за того, что освобожденный из-под стражи обвиняемый скрывается. Для этого следователь должен неукоснительно руково­дствоваться требованиями ст. 109 УПК РФ, и прежде всего: заблаговременно, до истечения пре­дельных сроков содержания под стражей, начинать выполнение процессуальных действий, связан­ных с окончанием следствия, в частности заблаговременно предъявлять обвиняемому и его защитнику для ознакомления материалы дела, а затем своевременно в рамках закона решать вопро­сы о дальнейшем продлении процессуальных сроков.

Если содержащийся под стражей обвиняемый и его защитник явно затягивают время ознаком­ления с материалами дела, то на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установ­ленном ст. 125 УПК РФ, устанавливается определенный срок для ознакомления с материалами уго­ловного дела. В случае, если обвиняемый и защитник без уважительных причин не ознакомились с материалами дела в установленный судом срок, следователь вправе принять решение об окончании производства данного процессуального действия (ч. 3 ст. 217 УПК РФ).

По окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела сле­дователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления. При этом у обвиняемого и защитника выясняется, какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное за­седание для допроса и подтверждения позиции стороны зашиты





Глава 6. Приостановление и окончание предварительного следствия

Заявления обвиняемого и его защитника о вызове в судебное заседание названных ими лиц не озна­чает, что следователь непременно должен возобновить проведение следственных действий. Его обязан­ность включить этих лиц в обвинительном заключении в перечень доказательств, на которые ссыпается сторона защиты ив список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны защиты.

Если следователь уверен и внутренне убежден в позиции обвинения, то ему не следует опасать­
ся иного исхода дела. '.

■ ■ Следует признать устаревшим прежний подход к оценке работы следователей чисто механически
по наличию обвинительных или оправдательных приговоров. Такой подход противоречит самому
существу принципа состязательности уголовного судопроизводства. От следователя можно и нужно
требовать только неукоснительного соблюдения всех процессуальных норм при проведении им пред­
варительного следствия, а также выполнения им требований о предмете доказывания, что включает в
себя элементы всесторонности, полноты и объективности при исследовании обстоятельств дела.

Но как быть в такой ситуации, когда следователь полагает, что заявленный защитой список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, явно может привести к опровержению версии обвинения? Ведь бремя доказывания виновности и опровержения доводов защиты лежит на нем. Внутреннее убеждение следователя о виновности обвиняемого не противоречит принципу презумпции невинов­ности. Ибо виновным обвиняемого на стадии предварительного следствия считают только следова­тель или прокурор, когда он утверждает обвинительное заключение, виновность в уголовном престу­плении от имени государства может быть установлена только вступившим в законную силу приговором. Поэтому следователь не может уподобляться лицу, гадающему о виновности или неви­новности. Если он уверен в позиции обвинения, то должно составляться обвинительное заключение. В иных ситуациях следователь, как лицо процессуально самостоятельное, вправе в пределах процес­суальных сроков провести дополнительные следственные действия, ибо за просьбами защиты о вызо­ве в судебное заседание дополнительных лиц может быть скрыта серьезная версия защиты.

Более предметным является вопрос о рассмотрении ходатайств защиты, они более конкретизи­рованы, и в них содержатся просьбы о проведении конкретных следственных действий или приня­тии процессуального решения. Разрешению ходатайств законодатель уделяет специальную нор­му— ст. 219 УПК РФ. В этой норме говорится о ходатайстве любого из участников уголовного судопроизводства, принимавшего участие в ознакомлении с материалами уголовного дела. Если следователь приходит к выводу об удовлетворении ходатайства, то он дополняет материалы уго­ловного дела, в том числе при необходимости и выполнением следственных действий. Однако до­полнение следствия не препятствует продолжению ознакомления с материалами уголовного дела другими участниками процесса. Вполне резонно, что и лица, заявившие ходатайство, вправе про­должать ознакомление с остальными материалами дела.

По окончании производства дополнительных следственных действий следователь в любом слу­чае возвращается к выполнению требований ст. 216 и 217 УПК РФ, ибо он должен обеспечить воз­можность целостного восприятия всех материалов дела участниками процесса.

В случае полного или частичного отказа в удовлетворении заявленного ходатайства следователь выносит об этом постановление, которое доводится до сведения заявителя. При этом ему разъясня­ется порядок обжалования данного постановления.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление следователя должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

■ Слабым местом предварительного следствия, особенно в органах внутренних дел, является
формальный подход к разрешению ходатайств: на грани истечения процессуальных сроков следо­
ватель часто выносит слабо мотивированное или вовсе не мотивированное постановление об отказе
в удовлетворении ходатайства. В дачьнейшем многие из этих постановлений обжалуются прокуро­
ру, в суд, повторяются при судебном рассмотрении дела, и количество частично или даже полно­
стью удовлетворенных ранее заявленных ходатайств возрастает в геометрической прогрессии. Та­
кой упрощенный подход некоторых следователей к вопросу разрешения ходатайств крайне
негативно отражается на назначении уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ).

Помимо выяснения следователем вопросов о наличии ходатайств и заявлений, следователь по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с делом разъясняет обвиняемому его право ходатайствовать о формах судебного рассмотрения его дела (ц. 1 и 2 ч. 5 ст. 217 УПК РФ).

В случаях, предусмотренных п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ, обвиняемому разъясняется право на рас­смотрение его дела с участием присяжных заседателей. При этом следователь разъясняет не только само право на суд с участием присяжных, но и особенности этой формы судебного рассмотрения, права обвиняемого в судебном разбирательстве и порядок обжалования судебного решения. Если один или несколько обвиняемых отказываются от суда с участием присяжных заседателей, то сле­дователь решает вопрос о выделении уголовных дел в отношении этих обвиняемых в отдельное


Глава б. Приостановление и окончание предварительного следствия

производство. При невозможности выделения уголовного дела в отдельное производство уголовное дело в целом рассматривается судом с участием присяжных заседателей. Обычно доминирует по­следняя ситуация, ибо, как правило, решить вопрос о выделении уголовного дела в отдельное про­изводство в отношении лиц, взаимосвязанных рядом одних и тех же эпизодов совместной преступ­ной деятельности,, невозможно. Это, как сказано в ч. 2 ст. 154 УПК РФ, может отразиться на всесторонности и объективности разрешения уголовного дела. Исследование преступной деятель­ности отрывочно, по частям в отношении отдельных подсудимых и в разных процессах никогда не восполнит целостности картины ни инкриминируемых деяний, ни совокупности собранных доказа­тельств. В ущерб объективности дело при искусственном выделении может быть разрешено совер­шенно несправедливо в отношении отдельных подсудимых. Так, суд присяжных может признать своим вердиктом подсудимого невиновным или заслуживающим снисхождения, в то же время дру­гой подсудимый в суде общей юрисдикции может быть осужден, да еще с отягчающими наказание обстоятельствами. По этой причине, чтобы уравнять шансы подсудимых, предпочтительнее дело на всю группу рассматривать судом с участием присяжных заседателей.

Следователь по окончании ознакомления с материалами дела разъясняет обвиняемому и право ходатайствовать о применении особого порядка судебного разбирательства — в случаях, преду* смотренных ст. 314 УПК РФ. В тех случаях, когда преступление по оканчиваемому делу преду­сматривает наказание на срок не свыше пяти лет, следователь обязан разъяснить обвиняемому пра^ во ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. Это далеко не «сделка о признании», как полагают некоторые. Вопрос о постановлении приговора еще будет решаться в дальнейшем с соблюдением правил ст. 314 УПК РФ. Кроме того, «сделка о при­знании» предполагает применение юридических фикций, например искусственную переквалифи­кацию деяния. При применении особого порядка судебного разбирательства приговор постановля­ется в пределах предъявленного обвинения согласно обвинительному заключению.

Весьма важным является требование п. 3 ч. 5 ст. 217 УПК РФ об обязанности следователя разъяс­нить обвиняемому право заявить ходатайство о проведении предварительных слушаний в случаях, предусмотренных ст. 229 УПК РФ, а также в п. I1 ч. 5 ст. 217 о рассмотрении уголовного дела колле­гией из трех судей федерального суда общей юрисдикции — в случаях, предусмотренных п. 3 ч. 2 ст. 30 УПК РФ. К сожалению, многие приложения к УПК РФ настолько формализуют ряд процессу­альных действий, что из содержания этих приложений не ясно, разъяснялись ли обвиняемому те или иные права. В частности, из Приложения 151 к ст. 476 УПК РФ, именуемого Протоколом ознакомле­ния обвиняемого и (или) его (ее) защитника с материалами уголовного дела записано, что обвиняемо­му разъяснены права ходатайствовать о проведении предварительных слушаний—-в случаях, преду­смотренных ст. 229 УПК РФ. Однако что это за случаи, в содержании протокола не указано. Это приводит к тому, что без участия квалифицированного защитника обвиняемому в современном уго­ловном судопроизводстве затруднительно осуществлять свое право на защиту. Так, в ст. 229 УПК РФ, регламентирующей основания проведения предварительного слушания, на первом месте стоит нали­чие ходатайства стороны об исключении доказательства. Рассчитывать, что недопустимое доказа­тельство исключит сам следователь или прокурор по меньшей мере наивно, хотя бывает, что суд так­же может не проявить в этом инициативы. Или другое важное основание— решение вопроса о прекращении уголовного дела, При наличии подобных приложений к Уголовно-процессуальному ко­дексу очень сложно рассчитывать на инициативу самого обвиняемого в заявлении таких ходатайств. Надо сказать, что подобные приложения способствуют и пассивности некоторых защитников. Обви­няемый, будучи не осведомленным об основаниях проведения предварительных слушаний, естест­венно, лишен возможности настаивать о заявлении подобных ходатайств перед защитником.

Складывающаяся практика уже показывает, что следователь при завершении ознакомления уча­стников уголовного судопроизводства ограничивается в основном вопросом об имеющихся у сто­рон ходатайствах, далее он представляет для прочтения обвиняемому бланк протокола, согласно Приложению 151 к ст. 476 УПК РФ, который по заполнении им и подписывается.


8691837019931063.html
8691891592920916.html

8691837019931063.html
8691891592920916.html
    PR.RU™