ОТСТУПЛЕНИЕ ШИЗОИДА

Чтобы защититься от ужаса и сумасшествия, шизо­ид использует две стратегии. Как мы уже упоминали, боль­ше распространена стратегия физической и психологичес­кой ригидности, которая служит для того, чтобы подавить чувство и удержать тело под контролем эго. Противостояние приходящим из внешнего мира обидам принимает форму от­вержения или разочарования. Это внутренняя крепость, где шизоид живет в относительной безопасности иллюзии или фантазии.

Но не все шизоиды ригидны. Довольно многие, например, Барбара, чей случай представлен в первой гла­ве, вместо ригидности демонстрируют поверхностную дряблость тела или отсутствие мышечного тонуса. Форми­рование импульсов настолько снижено, что тело выгля­дит омертвелым, а не живым, периферическая заряжен-ность очень низка, кожа имеет желтоватый или серо-ко­ричневый оттенок. Если рассуждать логически, такое со­стояние вроде бы должно вести к провалу ригидной за-



Александр Лоуэн ПРЕДАТЕЛЬСТВО ТЕЛА


ЗАШИТА ОТ УЖАСА



щиты и к шизофрении. Однако в случае Барбары можно утверждать, что коллапс произошел в раннем детстве, то есть до того, как ее личность могла структурировать ри­гидную защиту. Барбара поддалась раньше, чем смогла ока­зывать сопротивление.

Чтобы объяснить личности, что рассудок еще не потерян, когда тело коллапсировано, надо, чтобы поня­тие шизоидной защиты против ужаса распространилось за эту ригидность. Если ужас экстремален, требуется бо­лее отчаянный маневр. Что может быть ужаснее, чем кар­тина себя самого, приносимого в жертву? Этот образ мо­жет породить достаточно чувств для того, чтобы сойти с ума. Но Барбара и другие пациенты живут с этим ужасом и не становятся сумасшедшими. Они сохраняют рассудок, благодаря уверенности в том. что это жертвоприношение необходимо, что оно представляет собой ценность. Они отказываются от собственного тела и принимают симво­лическую смерть, отнимая, тем самым, у ужаса его жало. Тело, в котором нет чувств, невозможно испугать или шокировать.

Итак, есть два маневра, с помощью которых ши­зоид может защитить себя: (1) ригидная баррикада и (2) отступление с поля действия. При отступлении шизоид сдает большую часть своих войск (мышечный тонус) и теряет способность оказывать сопротивление, но сохра­няет контроль за покоем своей личности. Его можно срав­нить с генералом без армии, но ведь это гораздо лучше, чем армия, в которой царит хаос без генерала. Шизофре­ническое состояние — это хаос, в котором все части лич­ности разъединены между собой. Шизоидный уход — это способ избежать разгрома.

И при шизоидной ригидности, и при шизоидном отступлении защита против сумасшествия являет собой силу рационального ума, которая поддерживает социаль­ное функционирование индивидуума в разных условиях. При шизоидной ригидности ум действует через волю. При отступлении воля бездействует, но ум объединяет силы в борьбе с неприятелем, дабы избежать финального пора-




жения. Барбара делала это, идентифицируясь со своим де­моном. Не имея воли, чтобы бороться с опасностью, она избегала катастрофы, покоряясь каждой ситуации. Эта по­корность была терпимой, поскольку Барбара рационали­зировала ее как жертву, которую надо принести в интере­сах выживания.

Обычно защитные маневры исключают друг дру­га. Человек, который направляет всю энергию на ригид­ную баррикаду, не может отступить, если его защита про­рвана. Его эго не пластично, оно не может рационализи­ровать поражение и падение сопротивления, ведь за этим возможен психотический срыв. Шизоид, защита которого основана на отступлении и жертве, не имеет возможнос­ти выстроить стену. Дальнейшее отступление становится невозможным и. если потребуется, может декомпенсиро-ваться шизофренией. Тем не менее, два защитных манев­ра соотносятся друг с другом, как логически, так и исто­рически. Логически, шизоидная ригидность — это защита против коллапса, в то время как отступление проистекает из разрушения прежнего сопротивления. Исторически, можно показать, что шизоидный маневр отступления и жертвы развивается в раннем возрасте, следом за безус­пешной попыткой создать ригидную защиту против воз­действия родительской ненависти.

НАДЛОМ И ШИЗОФРЕНИЯ

Поскольку шизоидная защита служит тому, чтобы удерживать под контролем вытесненные импульсы, она зави­сит от того, насколько индивидуум может осуществлять та­кое контролирование. Чтобы возник психотический срыв, необходимы соответственно большие силы, способные нару­шить шизоидный баланс. Это не та защита, которая обере­гает от невротического срыва, а то, что равносильно здоро­вому состоянию, сохранившемуся в личности. Я приведу здесь несколько типичных ситуаций, которые могут вызвать коллапс шизоидной структуры.




8694137603112224.html
8694177400048531.html

8694137603112224.html
8694177400048531.html
    PR.RU™